Калининградка, разоблачившая «неработающий томограф», рассказала о новом корпусе БСМП

На прошлой неделе жители Калининграда активно обсуждали работу нового томографа в отремонтированном корпусе БСМП. Среди дискутирующих оказалась и Елена Журавская, у которой в этом году диагностировали опухоль головного мозга. После того, как Елена поделилась в «Фейсбуке» своим мнением относительно работы МРТ, в комментариях к ее посту появилось немало отзывов, критикующих высказывания женщины. В том числе, и от представителей министерства здравоохранения Калининградской области.

Чтобы окончательно развеять все сомнения, Елена решила лично съездить в БСМП и посмотреть на «работающий» томограф. В итоге, калининградка выяснила, что новый корпус БСМП, торжественно открытый чиновниками, не работает. В интервью корреспонденту «Кантера» Елена Журавская рассказала о ситуации с лечением онкологических заболеваний в регионе, а также поделилась своим «рецептом» борьбы со  страшным диагнозом.

– Елена, расскажите, пожалуйста, чем закончилась история вашего спора с представителями областного минздрава в «Фейсбуке»?

– Мне надоело спорить с девочками из интернета, и на следующий день я села в машину и поехала в этот новый корпус БСМП. И знаете, что я там увидела? Все закрыто! Я заглянула в окно, но признаков «работы» не обнаружила. Они мне доказывают, что томограф функционирует, а на деле – два узбека внутри и три снаружи. Сидят, спокойно плитку кладут. Какой там МРТ? Они все врут и делают вид, что новый корпус работает.

– В день, когда состоялось торжественное открытие БСМП, вы лично через социальную сеть «Инстаграм» уточнили у губернатора относительно работы томографа. У вас изначально появилось сомнение в его исправности?

– Конечно. Потому что томограф перед работой еще и настраивается. Результат каждого исследования отображается на специальной пленке с данными пациента. Кроме того, он фиксируется на диске с последующей печатью заключения. Однако, похоже, этого не было сделано. Да и чиновники могли бы лечь в «трубу» и показать результат. А результата нет!

– Где сейчас можно пройти МРТ в Калининграде?

– Качественная аппаратура на сегодняшний день находится в Центральной городской больнице, медсанчасти МВД и кардиоцентре в Родниках. Там все исследования платные – это порядка семи тысяч рублей за прием. И вдобавок, очередь, которую приходится ждать не меньше недели. Есть томографы и в некоторых частных клиниках, однако, их возможности малы. Например, с моим диагнозом, такие не подойдут. Раньше МРТ можно было пройти в Областной клинической больнице. На сегодняшний день, этот томограф неисправен.


«Давай я тебе это вырежу, а там посмотрим!»


– Елена, расскажите пожалуйста, когда болезнь у вас впервые проявилась? Можно ли вашу жизнь условно разделить на «до» и «после»?

– У меня все было прекрасно. Я пиарщик, вела два проекта. Первый назывался «Умные города – умный Калининград» для детей и подростков. Второй связан с внедрением сети здорового питания, где я занималась исследованием рынка. Хотели запускать его в марте. В общем, вела я очень активную жизнь. Но в одно утро почувствовала себя плохо – попросила приехать подругу. Я налила нам кофе и упала. Очнулась уже в БСМП.

– Что было дальше?

– Врачи вообще ничего не поняли. Компьютерная томография ничего не показала, и я, не затягивая с лечением сделала МРТ в больнице на Летней. После чего и обнаружилась опухоль. В Калининграде вообще странные врачи. Один такой сказал: «Давай я тебе это вырежу, а там посмотрим!». Симпатичный мужчина, ничего не скажу, но я не хотела бы, чтобы меня резали. Вообще, у меня диффузная опухоль и, к тому же, достаточно объемная. Она проходит рядом с речевой и двигательной зонами. Собственно, после всего этого и началось мое лечение.

– Поэтому вы решили лечиться в Санкт-Петербурге?

– В Калининграде нет квалифицированного лечения. Меня направили в Питер, где я попала к хорошему профессору. Он сразу поставил правильный диагноз, все сделал хорошо. Любому врачу понятно, если мозг чуть-чуть задеть, то его функции будут нарушены.

– А что не так с калининградскими специалистами?

– Я здесь [в Калининграде] в больнице лежала два раза. И знаю немногих врачей, который действительно ставит на ноги. Остальные только раздают бумажки и направления. Они, конечно, не виноваты, я все понимаю.

– А лечитесь за свой счет или государство помогает?

– За бюджетный счет мне сделали компьютерную томографию и оплатили поездку на биопсию и необходимые процедуры. За это, конечно, спасибо! А так, за счет государства, я две недели провела в калининградской больнице. Но что врачи со мной делали, до сих пор понять не могу. Помню, как однажды, в очень сильный мороз, я в одной футболке вышла на улицу и пошла неизвестно куда. Все остальное лечение я оплачивала и оплачиваю за свой счет.

– Насколько это лечение дорогое?

– Очень дорогое! Но мне помогают. Если бы не помощь неравнодушных людей, для меня борьба с этой страшной болезнью была бы нереальной.


«Я стала ”матерью” для нескольких людей”


– Вы общаетесь с другими людьми, которые так же, как и вы, борются со своими онкологическими заболеваниями?

– Да! В том числе и через социальные сети. К тому же, у меня есть свой телеграм-канал. И для нескольких людей я стала, не побоюсь этого слова, «матерью». У меня есть огромное желание открыть в Калининграде волонтерский центр для взрослых, которые нуждаются в помощи. Но пока на это просто не хватает сил. А вообще надо, конечно, чтобы люди больше общались. Пока ты красивый, здоровый и умный – тебя хотят все, всегда и везде. Но когда ты выпадаешь из этого звена, ты уже никому не нужен. В том же Гданьске, в поезде, я видела, как родители ведут детей с особенностями разития на пикник. Они были так счастливы, ничего не стыдились! С собой несли коробки с едой и гитары. А у нас эти люди просто выпадают из жизни.

– Может ли общение спасти жизнь?

– Разумеется! Кстати, у меня вот недавний пример был. У врачебного кабинета я познакомилась с женщиной, она привела на прием сына. У которого диагностировали  рассеянный склероз. А я как раз знала человека, который даже книгу написал о том, как этот недуг можно вылечить. К тому же, он сам пережил эту болезнь. И вот я им порекомендовала связаться с ним. А вообще, активизировалась в Telegram, когда лежала в больнице в Питере. Мне было одиноко, ведь раньше я была такой активной, но все в один момент закончилось. А мне хотелось оставаться медийной, но в то же время помогать людям. Чтобы они не боялись. Безусловно, такие заболевания, как у меня, они меняют жизнь. Но при этом, жизнь продолжается!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
  Subscribe  
Notify of